Памяти Виталия Силицкого (2012)

11 июня 2012 исполнился год со дня смерти после тяжелой болезни известного белорусского политолога Виталия Силицкого. За это время друзья и коллеги Виталия так и не смогли смириться с потерей. Те из них, кто не смог посетить вечер памяти, прислали свои воспоминания. Также к годовщине смерти вышел специальный номер журнала Belarus Headlines, посвященный Виталию Силицкому. В нем белорусские и западные эксперты делятся воспоминаниями о Виталии, рассуждают о значимости его работ в настоящее время. В частности, Денис Мельянцов предлагает обзор наследия Виталия Силицкого, обращая особое внимание на концепцию превентивного авторитаризма, который использует превентивные удары как стратегический инструмент для сохранения своей власти через сфабрикованное согласие. Д-р Эластер Рабальяци подчеркивает значимость того, что писал Виталий о смысле участия оппозиции в фальсифицированных выборах. Мэт Рожанский из Международного фонда мира им. Карнеги размышляет о тех ценных подходах, которые открывает предложенная Виталием концепция превентивного авторитаризма. Дэвид Марплз разделяет мнение Виталия, что Беларусь - не такая монолитная, как представляется большинству зарубежных СМИ.

Выпуск Belarus Headlines, посвященный Виталию Силицкому, можно прочитать на белорусском языке в формате PDF.

 

Джонатан Мур, Посол Соединенных Штатов Америки в Боснии и Герцэговине

Я глубоко опечален уходом из жизни Виталия Силицкого. Мы познакомились в прекрасном кампусе Стэнфордского университета в 2005 году, где я был исследователем, а Виталий стал одним из первых белорусов, которых я встретил. Я дал ему значительную свободу, учитывая его ясный академический фокус, в противоположность моим попыткам сохранить конкретные и практические вопросы. Он всегда был привлекательным и информативным, одновременно циничным и откровенным, с очень хорошим чувством юмора. И хотя он одновременно критиковал и режим, и многих из оппозиции, его сильная любовь к Беларуси всегда была основной частью наших разговоров. Я счастлив, что его наследие, в том числе и БИСС, остается положительной силой для народа Беларуси.

Джеф Ловит, исполнительный директор ПАСОСа

Виталия будут помнить за его выдающийся интеллект, ум и чувство юмора, как маячок свободы - как в беседах, так и в работах на тему демократизации и авторитаризма. Он ушел в такое время, когда гражданскому обществу были так нужны его способности, когда были наложены ограничения на свободу слова и передвижений, а три кандидата в президенты были приговорены к длительным срокам заключения после президентских выборов в декабре 2010.

Имя Виталия Силицкого  напоминает нам о многочисленных голосах в пользу свободы и демократии в Беларуси. Освобождение Андрея Санникова должно обрадовать всех, кто ценит дух гуманизма, но все мы знаем, что Лукашенко может взять новых заложников на место каждого освобожденного. Не надо далеко ходить - достаточно вспомнить недавний арест за "хулиганство" нынешнего академического директора БИСС Алексея Пикулика. Это разоблачает истинную сущность режима - постоянно запугивать и унижать всех, кто подает голос за демократию и свободу.

В 2003 г. Виталий потерял свое место адъютант-профессора в Европейском гуманитарном университете в Минске, когда администрация университета, руководствуясь приказом властей, наказала его за откровенную критику правительства президента Лукашенко.

Но сам Виталий пошел дальше: он стал стипендиатом программы Рейгана-Фаскела при Национальном фонде поддержки демократии (Вашингтон) и приглашенным исследователем в Центре по вопросам демократии, развития и верховенства закона (Стендфордский университет). В 2007 году он был назначен директором БИСС, который присоединился к сети ПАСАСа в 2010.

В декабре 2011 г. в память о Виталии Центральноевропейский университет в Будапеште объявил учреждение стипендии его имени. "Дополнительная ежегодная стипендия" имени Виталия Силицкого действует для белорусских студентов, которые поступают в этот университет, где сам Виталий учился до того, как получил докторскую степень в Ратгерском университете (США).

Я убежден, что те из нас, кто был знаком с ним - и в Беларуси, и по всей Европе, и в США, каждый, кому небезразлична Беларусь – активизируют свои усилия, чтобы исполнить желание Виталия, ради которого он работал так долго - " зажечь свечу свободы "в Беларуси.

Cтефан Малериус, руководитель отдела оценки KAS Evaluation Team Leader

Виталий Силицкий одновременно являлся трезвомыслящим ученым и очень эмоциональным и преданным сторонником демократии. И интеллектуально, и морально он был одним из наиболее чувствительных людей, которых я знал. Помню, мы случайно встретились на Октябрьской площади 19 декабря 2010. Виталий очевидно был одержим политическим моментом и маленькой, но надеждой, что в его стране могут произойти перемены к лучшему. Каким же глубоким было его разочарование на следующий день, после ужасной ночи охоты на ведьм и абсолютного уничтожения всего, на что Виталий надеялся и ради чего работал.

Демократическая, независимая и европейская - такой Виталий видел Беларусь, страну, которую он любил. Это была положительная одержимость, которая заставляла его без устали писать свои анализы и статьи в автобусах, ночных поездах и в аэропортах, во время переездов с конференций на семинары, с семинаров на брифинги, как региональные, так и международные. Виталий был совершенным и преданным, и в то же время действовал четко и намеренно. Он ушел из жизни тогда, когда больше всего был нужным стране. Сегодня, по прошествии года после его смерти, очевидно, что пустота, которая осталась после него в Беларуси и в Европе, все еще больно зияет. И это дело каждого из нас - заполнить ее через чествование памяти его наследия и поддержку его миссии и идей.

Елена Коростелева, директор Центра европейских исследований

Уже год, как Виталика нет с нами ... и все еще трудно поверить, что его СОВСЕМ  нет, и что короткие 39 лет его жизни - уже история ... История, которую мы должны сохранить.

Я хорошо помню наши студенческие годы. Мы были такими молодыми, такими дерзкими, честно шагали в ногу со временем, были открытыми к переменам, к разрушению (хотя бы и на короткое время) старых границ и стереотипов. Где обычно можно было встретить нас после долгих и изнурительных лекций, которые в ретроспективе кажутся занятной смесью истории коммунизма и западной философии?  Конечно, в ленинке, на Октябрьской площади, просто потому, что открыли архивы и мы могли читать Канта, Хэгела, Локка и Ницше в оригинальном переводе, без таких "полезных" замечаний коммунистической партии! Виталий, безусловно, воспринял это еще глубже, увидев, как все эти антаномии демократии способны прижиться в действительности, шагая между танков и кровопротитий послепутчевской Москвы.

Те идеи и отрезвляющая действительность сделали из него интеллектуала, борца, который, получив образование как на Востоке, так и на Западе, всегда хотел применить знания на практике, сделать этот мир лучше.

Но ведь это была драка равных, и он сгорел в ней. И теперь мы лишены его весомого мнения, мы потеряли настоящего белоруса и в то же время очень близкого, по-детски непосредственного и доброго друга, которого мой сын всегда будет вспоминать как "Дядю Сила" ...

Дэвид Марплз, почетный профессор, университет Альберты (Канада)

Виталий был редким феноменом: абсолютно независимый аналитик и ученый, имевший и знания, и способность предложить обоснованный, оригинальный и информативный анализ современной белорусской политики. Его преждевременная смерть в прошлом году стала огромной потерей не только для семьи и друзей, но и для мира: он был человеком невероятной глубины, человечности и мудрости.

***

Идеи Виталия не теряют актуальности. Он лучше остальных понимал необходимость сохранения связей с Европой на разных уровнях. В его высказываниях прослеживается мысль, что Беларусь не такая монолитная, как кажется большинству иностранных медиа, хотя он явно предвидел, что путь вперед "президентская вертикаль" подрывала любым возможным способом и считал Беларусь диктатурой (хотя это слово и может трактоваться по-разному ).

Одно из возможных опасений, которое следует из утверждения выше, - то, что после  президентских выборов 2010 приватизация в стране проводится в условиях серьезного экономического кризиса (который немедленно требует иностранных кредитов) - и только в одном направлении, то есть, российские компании имеют более- менее эксклюзивное "первичное право" приобретать ценные белорусские предприятия или проводить с ними слияние. Это было одним из условий прошлогоднего кредита в 3,5 миллиарда долларов от Евразийского экономического союза.

Поэтому логичной задачей для Евросоюза, если руководствоваться советами Виталия, является поиск выхода из нынешнего тупика в отношениях с Минском для того, чтобы иметь возможность принимать участие в будущей приватизации белорусских предприятий. Ослабление экономической мощи режима приведет, как полагал Виталий, к ослаблениею и политической мощи, следствием чего общество станет более плюралистичным.

***

Вспоминая Виталия

Первый раз мы встретились с Виталием на конференции в Бате, Англия, в 1999. То была, пожалуй, первая большая конференция, посвященная Беларуси, в западной стране. Там Силицкий переводил для социолога Дэвида Ротмана. Стоя перед трибуной, Виталий закрывал собой и так невысокого выступающего. В определенный момент кто-то из присутствующих даже попросил Виталия подвинуться, чтобы можно было видеть спикера.

Наша следующая случайная встреча произошла в минском метро. Виталий неожиданно появился сзади и приветствовал меня так, будто я был его старым другом, которого он давно не видел. Эрудированный, яркий и очень человечный, казалось, он и буквально, и в переносном смысле "больше самой жизни". Казалось, он знал все в белорусской столице, и позже знакомил меня с разными послами и учеными в своем любимом кафе, которое называется, что очень подходит для такого космополита, как Виталий,  - "News Café"  на улице Карла Маркса.

Виталий был исключительно обаятельным и забавным человеком. Однажды я видел, как он спит во время панели на конференции в университете Лазарского (Варшава). После он отрицал то, что спал, несмотря на факт, что его храп был слышен во время выступлений. Как выяснилось, накануне он гулял по Старому городу до трех ночи. Редко он мог упустить возможность обсудить политические дела с друзьями из дальнего или ближнего зарубежья. Термин "публичный интеллектуал" подходит к нему наилучшим образом. Хотя работа была самой большой его страстью, и он был выдающимся аналитиком, свободным от каких-то политических симпатий или сильных чувств, Виталий всегда был в созвучии с поп-культарай. Его увлечением был английский футбольный клуб “Ливерпуль”, он следил за его успехами издалека или по телевизору так жадно, как никакой другой болельщик. Это символично для его широкой, а иногда и сложной личности и большого круга интересов. Каждый из тех, кто хоть раз встречал Виталия Силицкого, уже никогда его не забудет. И мало кто заслуживает лучшей эпитафии.

Павел Данейко, директор БЕРОКа

Мы познакомились с Виталием, когда он был еще студентом и появился в офисе Института предпринимательства и менеджмента. Начали общаться - и наш диалог никогда не останавливался.

Когда пришло время решать, кто станет первым директором Белорусского института стратегических исследований, Виталий как раз закончил обучение и вернулся со Стендфордского университета. Сначала мы искали иностранца, но нашли белоруса западного мышления в лице Виталия Силицкого - невероятно удачное сочетание профессионализма, энтузиазма и миссионерства.

Виталий продемонстрировал потрясающий уровень академической аналитики. До него  аналитика в Беларуси существовала либо как эссеистика, либо имела идеологическую природу. Что сильно отличается от настоящего научного исследования, так как ответы очевидны уже с самого начала. Виталий привлек и сплотил вокруг себя новых экспертов. Эти специалисты теперь имеют понимание и способности презентовать свои исследования на международном уровне. Это новый экспертный круг.

Виталий был первым, кто, получив докторскую степень, вернулся жить и работать в Беларуси. Сейчас таких как он уже несколько, и не только в политологии, но и в экономике. Это уже непрерывный процесс, хотя его интенсивность зависима от многих факторов. Например, после 19 декабря 2010 г. некоторые ученые передумали возвращаться.

Виталий у меня ассоциируется с непрестанным потоком, он всегда был в поиске, в диалоге. Силицкий стал первым белорусским аналитикам настоящего западного уровня.

Кирилл Коктыш, доцент Московского государственного института международных отношений

Виталий Силицкий. Мой хороший друг.

Выдающийся и признанный ученый, способный непредвзято рассмотреть любой поворот белорусского политического водоворота, и по белорусской привычке найти что-то для опоры даже в самой безнадежной трясине. И найти так, чтобы это работало!

Талантливый администратор, под эгидой БИСС сумевший начать процесс объединения белорусских интеллектуалов.

Белорус, который без остатка сжег свою жизнь в надежде на лучшую долю для Родины.

Силицкий уже навсегда остался в истории становления белорусского общественного мнения современности.  Но осталась не только история - остались и его мечты, жаждущие  воплощения. Это живая его часть, ведь это и наши мечты – потому что больше всего Виталий жаждал субъектности Беларуси в мировой политике, и человеческой теплоты и чувства достоинства как безусловной нормы домашней белорусской культуры и политики. И потому верится, что эти мечты просто не могут не сбыться, и что каждый, по мере сил своих, будет им способствовать.

Светлая память Виталию!